«ИТ-страна» сегодня

Проект «ИТ-страна», инициированный генеральным директором ЗАО «Белхард Групп» Игорем Викторовичем Мамоненко, стартовал ещё весной. Как обстоят дела этого амбициозного начинания сегодня? Об этом «Компьютерным вестям» рассказывает сам автор идеи.

- В каком состоянии находится проект на текущий момент?

- К сожалению, вынужден констатировать, что проект движется, но гораздо медленнее, чем было задумано и планировалось изначально.

Напомню, в марте этого года проект постановлением Совета министров вошёл в программу развития информационного общества в качестве 9-й подпрограммы ускоренного развития ИКТ-сферы. Было запланировано выполнение семнадцати пунктов, что меньше, чем задумывалось изначально. В первоначальной редакции этой программы стояли даты: что-то должно было начаться в июне, закончиться в августе; что-то планировалось выполнять в течение всего проекта. Тем самым формировались план и последовательность работ.

К нашему удивлению, в тексте самого постановления для всех значимых мероприятий был указан срок — конец 2011-го года… К примеру, мы планировали за лето по лучшим зарубежным программам подготовить преподавателей по самым дефицитным ИТ-специальностям, чтобы осенью они смогли начать обучение для всех желающих (пп 1.1, пп 1.2 ). А чтобы таких желающих стало много, Мининформ был готов начать осенью тотальную пропаганду идей проекта из всех своих динамиков, строго в соответствии с пп.1.6.

- И что помешало?

- Мы придержали информацию, необходимую им для исполнения пп 1.6

- Но разве это не принесло вреда проекту? Такие действия со стороны инициаторов выглядят, как минимум, нелогичными.

- А представьте себе сотни тысяч образованных людей, которым вдруг начинают обещать почти в пять раз большую зарплату, если они переучатся в ИТ-специалистов за четыре-пять недель и пройдут двухмесячную производственную практику. И стоит такая переподготовка меньше одной месячной зарплаты будущего ИТ-специалиста. Да большинство из них тут же побегут распаковывать чемоданы, уже собранные для работы на олимпийских стройках России! В долги влезут, последнюю рубашку продадут, но деньги для учебы найдут. А учиться-то реально негде и не у кого…

Но свято место пусто не бывает, если спрос опережает предложение. На том месте, где должны были бы уже грызть гранит ИТ-знаний десятки тысяч наших граждан, восстанут как грибы-поганки сотни «липовых» учебных центров. Учить там будут не на каких-то программистов, а сразу на Биллов Гейтсов. И в дипломах на золотом пергаменте каждому напишут: «выдан Биллу Гейтсу, директору Майкрософт». Развития такого сценария мы не должны допустить даже в страшном сне. Поэтому и придерживаем.

- А можно ли обучать ИТ-специальностям, не дожидаясь льгот от государства, предусмотренных программой в пп 1.1 и пп 1.2?

- Можно, и мы уже подготовили несколько десятков специалистов. А планировали — десятки, только тысяч. На создание и оснащение примерно 2000 учебных классов нужны десятки миллионов долларов. На подготовку преподавателей тоже. Пока такие деньги никто не рискует вкладывать. Только в Гомеле еще весной к курсам проявляли интерес 17 учебных центров. До сих пор проявляют, но ни один из них ничего реально не делает — ждут с моря погоды. Для них принятие или непринятие в качестве закона этих пунктов стало лакмусовой бумажкой отношения государства к проекту «ИТ-страна» в целом. Без льгот стоимость обучения будет больше на 70% и станет для многих непосильной. Мы потеряем в масштабах и массовости проекта.

- Стране сейчас непросто, поэтому закономерен вопрос: стоит ли вводить новые льготы для ИТ-компаний, которые на общем фоне выглядят почти как короли? Ведь зарплата программиста уже почти сравнялась с зарплатой министра. Может, лучше как раз сократить количество льгот?

- Идея не нова. Периодически слышу ее от самых разных людей. На фоне кризиса она звучит всё чаще. «Завязывать» с льготами еще очень рано, пока отрасль находится в стадии развития. Льготы являются своего рода альтернативой инвестициям со стороны государства. Наше государство дает льготы, рассчитывая на то, что недоплаченные налоги вернутся позже или будут меньше тех средств, которые оно бы потратило, самостоятельно добиваясь той или иной цели. В случае с ПВТ справедливо и то, и другое. Если бы государство решило инвестировать в какой-нибудь нанопарк, способный зарабатывать для страны 250 миллионов долларов ежегодно и обеспечить работой 10 000 человек, то инвестиции исчислялись бы миллиардами. Эта сумма намного меньше суммы льгот за все время существования ПВТ. Значит, проект окупился. Дальше еще интереснее. В среднем, сотрудник зарегистрированной в ПВТ компании в августе зарабатывал 1300 долларов, а государство в виде налогов получало $265 в рублевом эквиваленте. Среднестатистический же белорус приносил в том же августе государству в виде налогов $165. Арифметика простая: при переходе нельготного белоруса в статус льготного программиста поступление в бюджет республики увеличивается на 100 долларов в месяц, за счет роста объема его зарплаты. И, завершая, скажу об эффекте мультипликатора. Свою зарплату программист тратит в Беларуси, покупая товары и услуги, строя себе квартиры. Тем самым он создает еще минимум два-три рабочих места в других отраслях, а с них государство берет налоги уже безо всяких льгот. Таким образом, прямые и косвенные выгоды государства в этой сфере колоссальны. Оставить индустрию экспортных услуг без льгот — это все равно, что зарезать курицу, несущую золотые яйца. Тем более, когда у нее есть шанс вырасти размером со слона.

- Что мешает курице расти быстрее?

- Малый приток кадров. Сейчас это рост на 3-4 тысячи человек в год, а планировали на порядок больше. Для этого в рамках проекта должны быть созданы система высвобождения кадров из других отраслей, система их переподготовки и трудоустройства. Всего этого пока нет. Вы не сможете ехать на машине, у которой нет колеса, но все остальные части в порядке. Все нужно делать комплексно. Так программа «ИТ-страна» и задумывалась изначально. На самом деле, 17 мероприятий из 9-й подпрограммы ускоренного развития — лишь небольшая часть того, что нужно было сделать. Если вы откроете сайт проекта, то увидите, что там четко написано о создании постоянно действующего межведомственного координационного центра. И, поверьте, что ему бы хватило работы на все пять лет. Ведь только принятие Кодекса об Образовании привело бы к изменению 5000 законодательных актов. Можно представить масштабы изменения законодательства, необходимого для реализации нашего проекта. Индусы, начиная свой проект в 1998 году, так и сделали. Был межведомственный координационный центр, состоящий из совета с замминистрами и рабочих групп с экспертами по всем критическим направлениям. Замминистры на месте утверждали труды экспертов, практически не спуская проекты документов в свои министерства. Если требовалось решение парламента, то оно также принималось очень быстро, по «зеленому» коридору. Они работали как штаб МЧС при пожаре, когда заранее нельзя предсказать, как будут развиваться события и какие действия понадобится предпринять.

- Но ведь текст 9-й подпрограммы ничего такого не предусматривает. Почему же велика дистанция между ней и тем, что написано в концепции «ИТ-страны»?

- Это был компромисс между авторами «ИТ-страны» и теми, от кого зависело, будет ли что-то делаться вообще. Главным было начать, получить первый эффект — и по мере роста доверия к проекту направлять его к индийской модели. Сейчас уже для многих не открытие, что, к примеру, в такой недавно технически отсталой и полуграмотной стране, как Мексика, насчитывается 600 тысяч ИТ-специалистов. А ведь еще год назад на нас смотрели как на блаженных утопистов даже некоторые директора ИТ-компаний. Это сейчас идеи проекта на полную катушку использует Грузия, да и Россия не стоит на месте, утроив за год объемы разработки ПО с примерно 600 до 1.800 миллионов долларов. Мы же пока имеем набор сырых документов, никем не прочитанных, кроме самих исполнителей, которым до законов как до космоса. Каждый документ должен пройти многочисленные согласования как внутри ведомства, так и внешние согласования. А так как каждый ответ ведомство может давать в течение двух недель, то даже простейшие вопросы могут решаться годами…

- Во что эти задержки обойдутся?

- Если за основу взять прогнозные показатели проекта «ИТ-страна», согласно которым на пятом году валютные поступления должны будут составить 7 миллиардов долларов, то потеря одного года на старте проекта — это потеря 3.5 миллиардов долларов на финише. Это потеря реальных больших денег. И больше такой роскоши позволять себе никак нельзя. Если и дальше всё будет делаться такими темпами, то ни о каком ускоренном развитии речи идти не может. Системных преобразований, ради которых задумывался проект, пока не происходит. К тому же существующие государственные заказчики 9 подпрограммы фактически пустили ее на самотек. Им удалось за год только дважды собрать участников программы, не решив при этом ни одного вопроса.

- Можно ли изменить сложившуюся ситуацию? Если да, то как?

- Да, можно. Как? Если кратко — идем к Президенту, убеждаем его согласиться с «индийской» моделью реализации проекта, участвуем в подготовке соответствующего законодательного акта и стараемся наверстать упущенное.

- Так просто?

- Кратко — не значит просто. Но похожая модель уже существует у нас. В ноябре вышел указ о создании координационного совета по информатизации. Это орган, который будет ответственен за ИТ в Беларуси. Надеюсь, что «ИТ-страна» может стать одним из важных направлений его деятельности.

Статья опубликована в газете Компьютерные вести

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий